АВТОРОДЕО. Тольятти Трюк. - МОТОЦИКЛ ДАЁТ ОЩУЩЕНИЕ СВОБОДЫ
Прочитано 3266

7 verst Шел 1987 год. Третьеклассников школы искусств принимают в пионеры на территории ВАЗа. Взволнованные событием, теребя кончики галстуков, мы, восторженные дети, удивляемся мощи гигантского конвейера, а потом, открыв рты, слушаем экскурсовода, который очень торжественно показывает нам знаменитый вазовский музей. 

И с каждым шагом по автогиганту, с каждым словом гида мы пропитываемся гордостью за то, что живем в этом славном городе, где живут такие прекрасные люди, которые делают удивительные машинки «Жигули». И всепоглощающая гордость стала выплескиваться из детских душ очень скоро. После просмотра фильма «Автородео-Тольятти» каждый новоиспеченный пионер, забыв о галстуке, стал мечтать о карьере каскадера…

Прошло время, я не стала каскадером, и мне удалось познакомиться с тем, кого я видела на большом экране почти 20 лет назад. Прежде чем дать эксклюзивное интервью газете «Семь Верст», Дмитрий Горецкий прокатил меня на мотоцикле… двигавшемся на заднем колесе.

Кто: Дмитрий Горецкий – каскадер, директор фирмы «Тольятти-трюк».
Автомобиль: «Фольксваген Пассат».
Мотоцикл: КТМ австрийского производства.
Мечта: сохранить трюковый жанр автородео, т.к. велика вероятность его исчезновения.

— Песня «Каскадеры-каскадеры» случайно не про вас?
— Да. В начале 80-х годов был грандиозный тур группы «Земляне» и группы «Автородео-Тольятти». Песня появилась после этого турне.
— Раньше «Автородео» было подразделением ВАЗа. Зачем это нужно было заводу?
— Это отличная реклама выпускаемой продукции. Ведь мы используем стандартный серийный автомобиль, не улучшая его характеристик тюнингом. Придя на шоу, зритель — потенциальный потребитель — видит все возможности автомобиля.
— Какие сейчас отношения между АВТОВАЗом и автородео?
— Никаких. В начале перестройки отношения прекратились. После этого 15 лет мы работали за границей. К сожалению, в Тольятти мы практически не работаем. Многим покажется это странным, ведь про Тольятти говорят, что это город-Детройт. Кто был в Детройте, знает, что там каждый житель пропитан автомобильной тематикой. Тольятти не дотягивает до Детройта. Иначе как объяснить, что профильный вид спорта — автородео — не востребован АВТОВАЗом? Почему в Тольятти все так зашорено — я не знаю. С другими городами договориться проще, и люди более контактные.
— У вас есть предложения к новому руководству АВТОВАЗа?
— Конечно. Оно о нас знает, но пока, видимо, у него другие проблемы.
— Если АВТОВАЗ не пойдет на контакт, вы рассматриваете возможность работать на зарубежных автомобилях, под эгидой иностранной марки?
— Наш коллектив настолько профессионален, что сможет работать на любых машинах. На эту тему уже ведутся переговоры.
— Автородео за границей отличается от нашего?
— Европейцы более «оторванны», несмотря на то что говорят: русские любят быструю езду. А еще им повезло в том, что на Западе проще происходит приобретение и оформление автомобилей. В России куда сложнее. За шоу погибает 6 автомобилей, они считаются стертыми с лица земли. У нас сложно купить за небольшие деньги подержанный автомобиль. Там проще.
— Над чем работаете сейчас?
— Готовим номер с лобовым столкновением — мотоцикла и автомобиля. В России программы идут в упрощенном варианте — 1,5-часовая программа с 30 номерами. А еще на конец лета есть два серьезных контракта. Пока не будем говорить об этом. Я суеверен.
— Быть каскадером — опасно. Риск оправдан?
— Опасность ради наслаждения. Я «подсел» на это наслаждение и не смог освободиться от этой болезни. Хотя есть люди, которые отдают себе отчет — нет, это не мое. В то время когда я только приехал в Тольятти (1985 год), на ВАЗе работала секция, в которую приходили дети, достигшие 16 лет. Они могли учиться азам и секретам профессии каскадера, а в 18 лет, получив водительские права, могли выезжать с коллективом на гастроли. Из 300 желающих к началу сезона оставалось 3 — 5 человек.
— Семья не переживает за вас?
— Семья привыкла, принимает как должное. С самого начала мы приняли решение, что протестов быть не должно. Хотя, конечно же, жена переживает, а мне от этого тревожно. Со мной в коллективе работала дочь, и сын тоже чему-то научился. Сейчас он проходит переходный возраст, у него происходят переосмысления ценностей, и пока интерес к автородео угас. А дочь вышла замуж, и ее муж настоял на том, чтобы она больше не подвергала себя риску. Трюковые каскадеры работают на автомобиле (висящими на двери, стоящими на крыше).
— Сложно научиться ездить на автомобиле на двух колесах?
— Нужна настойчивость и много времени. Так же, как и на велосипеде, необходимо чувство баланса. На первом этапе, чтобы сохранить автомобиль, мы используем подстраховку. Потом обходимся без нее.
— О каких трофеях приятно вспоминать?
— К сожалению, вся моя спортивная карьера пришлась на то время, когда за успех, кроме картонной грамоты, ничего не давали. Хотя было два момента признания: один раз мы выступали перед стартом гонок «Формулы-1» в Бельгии. Миллионы глаз сопровождали каждое наше движение. А еще гастроли в США. Было много русских и теплый прием.
— Что скажете о езде с пассажиром?
— Во время выступлений мы приглашаем принять участие в номерах кого-нибудь из публики. Неопытный человек, даже находясь сзади, может помешать выполнить трюк. Поэтому пассажиру необходимо довериться и не волноваться. Сначала страшно, а потом страх переходит в удовольствие.
— Какая была скорость, когда мы с вами мчали по трассе?
— Вторая передача — 60 км/час. Мой рекорд — 130 км в час.
— А можно я всем буду говорить, что мы ехали со скоростью 130?
— Вам не поверят. Лучше скажите, что кататься без шлема — очень большой риск.
— А какие бывают шлемы?
— Надежные и менее надежные. У меня из разряда первых. Мой класс мотоцикла предполагает шлем без лобового стекла.
— Насколько отличается философия тольяттинских байкеров и ваша?
— Она у нас одна — любовь к мотоциклу и все, что вокруг него происходит. То, чем пользуюсь я, — адаптировано к трюковой работе. Мне скучно вальяжно ездить на чоппере. Впрочем, иногда нужно и так. Мотодвижение набирает обороты — мне это нравится. Мотоцикл дает ощущение свободы.

Автотехнический послужной список Дмитрия Горецкого
Дима Горецкий родился в Алма-Ате в семье, где всегда любили автомобили. Работа деда была связана с автотранспортом, поэтому в его хозяйстве всегда было много автомобилей и мотоциклов. Отец генетически унаследовал большую любовь к технике. В его гараже до сих пор в отличном состоянии стоит старенькая «Победа». В молодости отец занимался автоспортом, но, увы, не состоялся как спортсмен. Зато его брат, родной дядя Дмитрия, стал профессиональным гонщиком. Спустя годы он стал вести секцию картинга.
Стоит ли говорить о том, что при таком наследии любовь Димы Горецкого к транспорту началась очень рано? Еще маленьким ребенком он уже мог водить и грузовики, и легковушки, а собственный мопед, на зависть всем ребятам, у него появился после третьего класса. Тюнингованный, с претензией на спортивный, мопед был весьма прогрессивным. Именно на нем Дмитрий участвовал в соревнованиях в классе 50 кубических сантиметров. Это было началом восхождения в большой спорт. Отцовское сердце трепетало от счастья…
С 11 лет Дима начал профессионально заниматься картингом. За высокие результаты в соревнованиях его наградили путевкой в пионерский лагерь «Артек». В те времена там отдыхали только самые талантливые и успешные дети.
Став кандидатом в мастера спорта по картингу, Дмитрий не на шутку увлекся мотоспортом. В то время развивалось три его вида: мотокросс, гаревые гонки, мотомногоборье. Очень скоро Горецкий оказался в десятке лучших гонщиков. При этом восходящей звезде посчастливилось не заболеть звездной болезнью.
После армии Дмитрий Горецкий вернулся в Республиканский спортивно-технический клуб и работал инструктором по спорту, став вторым тренером сборной команды республики по мотоспорту, в который входили: мотокросс, ледовые гонки, ипподромные гонки и мотомногоборье.
Именно в этот 1983 год властями республики было принято решение создать «Автородео-Казахстан». Горецкий легко прошел кастинг — организаторам понравилось его владение мотоциклом. Коллектив проработал три года: первый год – репетиционный, следующий — были робкие попытки выступлений в близлежащих городах, а в 1985 году коллектив пригласили на московский XII Всемирный фестиваль молодежи и студентов. Группа представляла свою программу, а параллельно с нами выступала группа «Автородео-Тольятти». На тот период в Тольятти был кризис с мотоциклистами, и Горецкого пригласили. Спортсмен согласился почти сразу, ведь было ясно, что казахстанская группа менее перспективна, тем более что в это время в Алма-Ате начались серьезные политические перемены.
В Тольятти Дмитрий стал работать в лаборатории специспытаний технической рекламы автомобиля при транспортном управлении. Там он проработал почти 9 лет в качестве водителя-испытателя, каскадера. В трудовой книжке было написано: «Артист цирка». На тот период «Автородео-Тольятти» гастролировало по стране от организации «Московский цирк на сцене».

«Семь Верст» (Тольятти, 2006)